Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики

Для понимания специфики градостроительных и архитектурных традиций Древней Греции важно разъяснить особенности «этнического» вопроса. Если крито-микенский период, а точнее эпоха расцвета первых городов-государств на юге Греции был связан с ахейскими племенами (именно они в XIV в. до н.э. создавали колонии на островах Эгейского моря, вплоть до Родоса и Кипра, а также на побережье Малой Азии; во второй половине XIII в. до н.э. соединенные силы ахейцев, как предполагают, нанесли сокрушительный удар державе хеттов в Малой Азии и около 1240 г. до н.э. уничтожили Трою, своего главного торгового соперника на морских путях), то в архаический период художественные вкусы страны определяли Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики племена дорийцев. В середине XII в. до н.э. они нахлынули на Грецию из северных районов Балканского полуострова, разграбили и сожгли богатые ахейские города. Только акрополь Микен устоял против первого натиска, но и он пал в конце XII в. до н.э. Дорийцы были родственными ахейцам племенами, находившимися на стадии общинно-родового строя, но по сравнению с ахейцами, стояли на более низком культурном уровне, хотя владея искусством обработки железа, пользовались более совершенным оружием.

Впрочем, столетиями позже этнический состав Греции оказался еще более неоднородным. Жившие на Эгейских островах и западном побережье Малой Азии греки идентифицировали себя как Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики ионийцев. Ионийские роды контролировали центральные крепости Пелопоннеса. Крупнейшими городами ионийцев были Афины, также принадлежавшие к микенским городам Халкида, Эритрея, двенадцать городов Ионии на западном побережье Малой Азии (Турция), а также Массалия (Марсель). Такие крупные острова, как Мелос, Родос, Парос и Фера, были заселены дорийцами. Главными дорическими городами были Спарта, Аргос, Эгина, Коринф и Фивы; кроме того, дорийцы поселились на Сицилии, на Корфу и Крите. Греки классического века рассматривали слияние приписывавшейся

дорийцам мужской силы с женственным очарованием ионийцев как предпосылку для формирования характерных признаков своего искусства. Существовали еще и племена эолийцев, впрочем в искусстве эолийцы оставили менее заметный след. Дорийцы же и ионийцы Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, напротив, очень ярко проявили себя, представляя такую же антитезу «рационального» и «эмоционального», что и минойское по отношению к микенскому.

В первые столетия молодые культуры никак не проявляли себя в градостроительстве и архитектуре: завоеватели использовали укрепленные акрополи микенской эпохи, обращая их в центры господства над окружающими сельскими общинами. Каждый город разрастался вокруг акрополя, на вершине которого находилось святилище с храмом, посвященным богу-покровителю полиса. Жилые кварталы стихийно располагались у подножия холма, в нижнем городе, центром которого становились торговые площади – «агоры» - места политических собраний граждан.

Еще одним фактором, обеспечившим развитие архитектуры и градостроительства стала широкая колонизация: греки активно создавали Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики колонии своих городов на берегах Черного и Средиземного моря. Вступая во взаимодействие с различными мировыми культурами, они расширяли свой кругозор, превращаясь в закаленный и предприимчивый народ. Даже не имея единой государственности, представляя из себя систему политически разобщенных небольших городов-государств, благодаря колонизации, греки все же ощущали себя представителями одного великого племени.



В архаическую эпоху (VIII-VI вв.) появилась аристократия, которая значительно расширила строительство храмов, а господство правителей-тиранов обеспечило значительные градостроительные работы, такие как строительство портов, площадей, водопроводов и оборонительных стен. С развитием демократических взглядов сложились типы общественных зданий, таких как «булевтерий» - дом для собраний совета общины, «пританей» - дом Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики со священным очагом общины, предназначенный для официальных приемов и торжественных трапез. Рано появились «стои» - портики, открытые спереди, иногда и с других сторон, служившие местом отдыха и прогулок. Затем «лесхи» (своего рода клубы), фонтаны, театры,

стадионы. Целые комплексы сооружений возводились для «палестр» и «гимнасий» - школ для физического и общего воспитания молодежи.

Поиски новых форм в архитектуре этого времени были связаны прежде всего с храмами. И своеобразие культур (дорийских, ионийских и эолийских племен) отчетливо проявилось в формировании основных черт греческого ордера.

В крито-микенское время храмов как таковых не существовало. Были отдельные помещения для отправления сакральных действ, священные гроты, вершины гор и рощи, где Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики почитали божеств. Терракотовые модели святилищ, изображения на вазах позволяют предполагать, что первые постройки имели круглую форму с открытой в центре конической кровлей. Круг намекал на мир вод с его вечным процессом превращений. Форма цилиндра и открытая форма отвечала минойским вкусам: в таких небольших храмиках могли встречать «новорожденное» светило, скорее всего богиню-луну, во всяком случае, в более позднее время в гипетральных храмах Греции, в частности в здании для таинств в Элевсине, Телестерионе, через открытую кровлю посвящаемые наблюдали в дни новолуния появление лунной богини Коры.

Такой храм воспринимался как место умирания-рождения, таинственного претворения смерти в новую жизнь Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики. Замысел храма тяготел к образу священной пещеры, которых во II тыс. до н.э. было немало на Крите, Греции, в Малой Азии. Однако даже модель святилища из Арханеса (Крит) 1100-1000 гг. до н.э. имела вход, отмечала торец здания, на прообраз фасада указывала скульптурная группа, украшавшая эту часть модели – своего рода предвестник будущих треугольных фронтонов греческих храмов.

Формирование греческого храма на протяжении X-VIII вв. до н.э. шло медленно и постепенно. Круглый храм с течением времени заменил прямоугольный. Изменение мировоззрения потребовало отойти от водной символики ради земной. Обозначая углы, строители подчеркивали земной характер храма – его устойчивость, ориентацию по Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики частям света.

Сохранившиеся модели храмов из Перахоры близ Коринфа (ок.770-750 гг. до н.э.) демонстрировали прототип храма «в антах». На

восточной стене, где был устроен вход в здание, были выдвинуты отрезки стен и возникло преддверие с двойными колоннами, на которые опиралась кровля. Очень высокая кровля сзади была скруглена, спереди открыта – отверстие в ней могло быть предназначено для вытяжки дыма. Внутри таких храмов, согласно письменным источникам и археологическим данным, находились алтарь и очаг-эсхара.

Тип строго прямоугольного храма отмечен группой моделей из Аргоса и Итаки. Модель храма из святилища Геры в Аргосе, ок.725 г. до н.э. заменяла двойные колонны портика четырехгранными Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики столбами. Ее двускатная кровля заканчивалась на уровне целлы, храм освещался 4 треугольными окнами целлы и прямоугольным проемом на фасаде.

Таким образом, сохранившийся материал обнаруживал определенную тенденцию: минойская пещера-храм, в которой божество являлось человеку как внезапное чудо, с ее вертикализмом, указующим на связь неба с землей, соединившись с микенским мегароном с восточно-западной осью, нанизывавшей на себя пространственные ячейки, в конце концов, привели к небольшому цельному зданию с выделенным преддверием, двускатной кровлей, возникшей из микенской конической, и с одним скругленным торцом.

В дальнейшем этот «композитный» тип здания развил микенскую часть традиции – храм удлинился, приобрел большие размеры и получил три основные части Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики: встроенный в восточный фасад портик (пронаос), вел к главному помещению – целле (наосу) храма, где располагались культовые изображения божества, которому посвящалось святилище. Замыкал композицию задний портик храма (опистодом).

Статую бога, обращенную на восток, размещали в задней части помещения. Иногда за ней находилась сокровищница, «святая святых» (адитон, буквально «то, куда нельзя входить; недоступное»), где хранились дары и мог располагаться прорицатель-оракул. Поскольку в пронаосе и опистодоме часто хранились ценные пожертвования богам, то их защищали металлическим парапетом и металлическими дверями. Алтарь, на котором с надеждой на благосклонность богов приносились в жертву животные, обычно

стоял не в храме, а перед фасадом с гавным Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики входом.

Дополняя здание снаружи колоннами, галереями или портиками, греки постепенно пришли к идее периптера – прямоугольного храма, окруженного со всех сторон колоннадой. «Оперенный» колоннадой храм представал в полупрозрачной оболочке, скрывающей его внутреннюю суть. Пронизанная воздухом и светом, она казалась легкой ритмической сетью колонн, отделяющих сакральный мир храма от окружающего пространства. Глухие стены и жесткие границы исчезали, здание естественно вписывалось в священный участок теменоса, поросшего тенистыми деревьями.

Не нужно забывать, что греки унаследовали от минойцев традицию почитания священного дерева. Во многих святынях Эллады в качестве оракула (прорицателя) использовались «древесные святыни»: ива в святилище Геры на Самосе, дуб в святилище Зевса Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики в Додоне, олива на Афинском Акрополе, лавр в Дельфах, пальма на Делосе, сосна на Истме. Более того, из дерева обычно вырезали статуи почитаемого бога или богини, которые укрывали в храме. Поэтому колонны – метафорический образ священного древа богини, подательницы жизни позже стали связываться и с богами-мужчинами. А конструктивный ряд колонн, с их мерным ритмом и строго выверенным шагом, равновесием пространства и массы, света и тьмы, весомости и свободного парения, создавал впечатление «закона». Колоннада – одно из самых выразительных средств греческой архитектуры. Она представляла собой единство, состоящее из суммы равноценных элементов. Каждая колонна – независимое тело, индивидуум, со своим особым местом в системе Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики целого, со своим характером и неповторимой формой. Но целое получало законченность лишь благодаря совокупности таких «личностных» сил, их соподчинению в общей конструкции здания. Так возникала идея коллектива, все члены которого, вышедшие из общих корней, с равным усилием несли возложенное на них жизненное бремя. Так в структуре раннего перистильного храма отразился процесс формирования полиса – автономной городской общины.

В эпоху архаики облик Эллады стремительно преображался. Маленькие поселки с бедными лачугами, крытыми камышом, заменили города с каменными храмами; строились святилища, в

которые приносились богатые дары; прокладывались священные дороги, по которым в праздничные дни направлялись пышные процессии. Праздники воскресали один за другим; вслед Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики за Олимпийскими стали быстро возрождаться другие панэллинские действа – Пифийские, Истмийские и Немейские игры, не говоря уже о многочисленных внутригородских.

Знаменитые святилища Эллады, такие как Афинский Акрополь, святилище Аполлона на Делосе, Геры на Самосе, Аполлона в Дельфах, Аполлона в Амиклах, именно теперь приобрели свою зрелую форму. Иногда святилище устраивалось в центре города, как, например, Акрополь в Афинах, иногда – вне его, в особых местах, как Дельфы или Олимпия. Святилища, включавшие комплекс разнородных построек – храмы, алтари, сокровищницы, стадионы, театры, всевозможные мемориальные места, связанные с прошлыми культами, богатыми приношениями богам, - представляли собой первые законченные архитектурные ансамбли и по смыслу – первые греческие «музеи», под чем Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики понимались как собственно собрания древнейших памятников культуры и искусства, так и архивы, и университеты.

Среди наиболее значительных святилищ этого времени нужно назвать Дельфийский комплекс. Он обрел свою самостоятельную законченность только в VI в. до н.э. - греческие святилища, подобно средневековым готическим соборам, строились веками, но все же важен их первичный «план».

Возникновение святилища было связано с прорицаниями, этим даром владели сначала Гея-Земля, затем Дафна-лавр, за ней – богиня справедливости Фемида, и лишь после того Рея подарила оракул своему внуку Аполлону. Дельфы считались ритуальным центром мироздания: здесь омфалом - каменной округлостью был отмечен центр - «пуп земли». С ними связывали миф о потопе Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики и сотворении первых людей – здесь, в местечке Тифорея, Прометей вылепил их из глины. Вот почему святилище почиталось всей Грецией. Сюда за предсказаниями – оракулом один раз в году приходили мужчины со всех концов Эллады. Ритуалы и их всеобщий характер повлияли на формирование ансамбля святилища. Дельфийский теменос (священный участок) представлял собой террасу на участке крутых, отвесных

гор, к которой снизу от Коринфского залива вела священная дорога.

Рис. 128 Ансамбль святилища Аполлона в Дельфах

Рис. 129 Храм Аполлона в Дельфах

Она подходила к участку с востока, и шла на запад, вторя движению солнца и смертному пути Аполлона. У изгиба дороги, которая зигзагами поднималась наверх, стояли ряды Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики сокровищниц – маленьких храмиков, поставленных богу разными греческими городами: Афинами, Сифносом, Мегарой, Коринфом и пр. В них должны были оседать сокровища – «кости» умершего бога: по представлению древних (в частности, египтян), старый солнечный бог превращался в золото и драгоценные камни.

Рис. 130 Сокровищница афинян в Дельфах

Нельзя не отметить сокровищницу афинян (рис.130), построенную из паросского мрамора в конце VI в. до н.э. или в начале V в. до н.э. Хотя она ознаменовала переход от архаики уже к следующему, классическому этапу развития архитектуры, пример этот любопытен тем, что представляет тип храма в антах.

Далее перед паломниками представал западный фасад храма Аполлона, на Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики фронтоне которого, согласно Павсанию, изображалось «заходящее солнце». Обходя его вокруг, процессия выходила к главному, восточному фасаду; где на фронтоне VI в. до н.э.

изображалось «воскресение»: Аполлон, Артемида и другие боги представали перед молящимися.

Выше храма представали театр, стадион для ристаний и уникальная Лесха книдян - небольшое здание «для бесед» (правда беседовали там с покойными).

Сам храм Аполлона предстает свидетельством того, как бурно проходил в архаике процесс формирования перистиля. С одной стороны, окончательно стабилизировался план - прямоугольный, вытянутый в длину, ориентированный торцами на запад-восток, с тремя помещениями на одной оси: пронаос (преддверие), целла (собственно храм) и адитон («святая святых Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики»). В дельфийском адитоне стояла золотая статуя Аполлона и, возможно, треножник пифии (женщины-прорицательницы).

С другой стороны, установились более гармоничные отношения храма-наоса с окружающей его колоннадой, а в самом храме – его несущих опор и перекрытия.

Рис. 131 Греческая ордерная система: А-дорический ордер, Б-ионический, В-коринфский, 1-карниз, 2-фриз, 3 – архитрав, 4 –капитель, 5 – колонна, 6 – основание

В VII веке до н. э. возникла ордерная система – такой порядок взаимодействия несущих и несомых частей, согласно которому храм получал свой облик в зависимости от заключенного в нем духовного смысла. Этот порядок выступал в двух разных формах – ионийской и дорийской, которые соответственно связывались с двумя противоположными идеалами Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики – женским и мужским.

Дорийский ордер логичен и конструктивен, с четким распределением тектонических сил: все элементы здания делились на категории – нижние и верхние, или несущие возложенную на них тяжесть и несомые (т.е. сам этот груз). В греческом храме несли постамент здания – стилобат (верхняя часть стилобата называлась стереобатом), колонны, которые на него опирались. Несомая ими тяжесть была перекрытием – балки, лежащие на колоннах, оформлялись в виде антаблемента из трех уровней (горизонтальная балка, архитрав, заполненный рельефами фриз и карниз). Выше лежала собственно двускатная кровля с фронтонами, в которых часто помещались скульптурные группы. Фронтоны украшались по углам акротериями – в виде ритуальных вещей (например Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, треножников), стилизованных растений, позднее фигур и даже скульптурных групп; зрительно они сглаживали резкость перехода очертаний храма на фоне неба.

В зданиях дорийского ордера, тяжелых, суровых и мощных, колонны не имели баз, вырастая словно из-под земли; выглядели они приземистыми и мощными (высота обычно равнялась 4-6 нижним диаметрам), их стволы резко утончались кверху, принимая вес «небосвода» своей «головой» - капителью; капитель состояла из квадратной плиты-абаки, под которой находилась скругленная подушка – эхин. Чтобы подчеркнуть устремленность вверх приземистых, коренастых колонн, их прорезали вертикальными желобками-каннелюрами (числом от 16 до 24). Дорийская колонна зрительно сопоставлялась с антропоморфной фигурой – и именно мужчины, героя, умеющего достойно преодолевать любые тяготы Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики. Так считал римский архитектор и теоретик Витрувий.

Первоначально колонны были деревянными, как и самые храмы, но со временем разработанная для дерева конструкция была увековечена в камне.

Ионийский ордер, распространенный в ионийских городах на

побережье Малой Азии и на греческих островах, был утонченнее, изящнее, мягче. Витрувий соотносил его с образом зрелой женщины, матроны. Помимо иных пропорциональных отношений, ионийский ордер отличался тем, что фриз, в дорийских зданиях состоявший из вертикальных желобчатых триглифов, между которыми помещались квадратные плиты с рельефами, метопы, здесь представлял собой непрерывную декоративную ленту. Второе важное отличие заключалось в образе ионийской колонны. Она не только стройнее (ее высота обычно равна 8-10 нижним Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики диаметрам), но и опиралась уже не прямо на «землю», а на профилированную базу, которая отделяла ее от стилобата. Особую форму имела изящная ионийская капитель. Она представляла подобие женской головы с изощренной прической: это невысокие, но мощные завитки-волюты, закрученные спиралями и часто имеющие тонкий декор.

Греческие зодчие сознавали, что соотношение размеров колонн, балок архитрава и фриза играют не только конструктивную роль. Изменяя их пропорции, мастера варьировали взаимодействие несущих и несомых сил, оказывая архитектурой здания то или иное художественное впечатление на человека.

Старейшими из дошедших до нас колонн считаются семь колонн храма Аполлона в Коринфе, это был вытянутый Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики периптер длиной 51 м и шириной 19 м. Вдоль узких сторон храма стояло 6 колонн, вдоль длинных – 15 колонн. Его возвели примерно в 540 г. до н.э., заменив более ранний храм VII в. до н.э.. Известняковые колонны, вытесанные из монолитных блоков, высотой почти 6,5 м, были первоначально покрыты белой штукатуркой. Они создавали впечатление первозданной мощи, благодаря совершенно вертикальному профилю. Создавая образ величественного храма, архитекторы использовали необычные приемы. Так, установив святилище на четырехступенчатом основании, они со всех четырех сторон изогнули стилобат по направлению к центру, образуя слегка выпуклую кривую – самый ранний образец усовершенствования, к которому мы вернемся, когда будем рассматривать Парфенон. Более сократив пропорции здания, его Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, тем не менее, лучше согласовали с ритмом дорийского фриза. Колоннаду теснее привязали к телу храма: интерколумнии (расстояния между колоннами) крайних колонн на фасадах сузили, использовав более деликатный способ

подгонки деталей, нежели в ранних зданиях, где приходилось растягивать либо последние метопы, либо крайние триглифы. Греки настаивали на том, чтобы над каждой колонной размещался триглиф; согласно Витрувию, он символизировал обшивку торцов деревянных балок перекрытия. Чтобы сохранить впечатление мощи, фриз также должен был заканчиваться триглифом, а не более слабой в оптическом восприятии метопой (плитой, соединенной с триглифом и несколько углубленной внутрь). Это означало, что угловые триглифы не могли располагаться точно над угловыми Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики колоннами. Для того чтобы выравнять возникающие при этом отклонения по расстоянию между триглифами и метопами, колонны в конце каждого ряда сдвигались несколько ближе друг к другу, чем остальные. Кроме того, метопы, расположенные рядом с угловыми триглифами, делались на 5 см шире остальных.

Рис. 132 Храм Аполлона в Коринфе

Несмотря на то, что не все колонны оказывались поставленными точно в ряд, их пропорции оставались тяжелыми, общее впечатление храма выигрывало.

Здание окончательно становилось «двусторонним»: поперечная стена делила целлу на две части, доступные для входящих с двух противоположных сторон. С востока входили в зал, опиравшийся на четыре колонны (2х2), с запада – в зал с восемью колоннами (4х Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики2). Таким образом, западная целла оказывалась вдвое больше восточной. Возможно, такое решение внутреннего пространства было вызвано почитанием в храме двух разных божеств.

Архитектурная традиция ранней Греции опиралась на мощное наследие Востока – заимствовались принципы технического сооружения монументальных зданий, их богатого декоративного оформления и сама идея храма как особого сакрального пространства. Может быть, поэтому один из самых замечательных ордерных храмов Греции возник на пути с Востока на Балканы. Это храм Геры на Самосе.

По легенде, оно было выстроено на том месте, где река Имбрас прибила к болотистому берегу деревянный идол Геры, запутавшийся в корнях священной ивы. Миф отчетливо говорит о сотворении Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики мира: древо вышло из вод. Культ священного древа на Самосе близок месопотамскому (ива, редкая в других поверьях греков, была одним из священных деревьев шумеров), но, возможно, сохранил и ряд минойских черт.

Самосский храм пережил несколько строительных этапов. Сначала узкое прямоугольное здание со входом на восточной стороне заменило собой древнее культовое место – статую божества, выставленную под навесом в огороженном дворе, в VII в. до н.э. храм был дополнен портиком с двойным рядом колонн, с двумя колоннами по входу. Внутри входящему открывалось большое цельное пространство – если не считать, что из боковых стен интерьера выдвигалось по шесть полуколонн, деливших пространство на ряд Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики компартиментов. (Эти компартименты, очевидно, тоже восточная черта, связанная с представлениями о пути бога от смерти к жизни, поделенном, как у Гильгамеша в эпосе «О все видавшем», на отдельные отрезки – «поприща». Кроме того, они напоминали ребра праматери, в лоне которой проходил ритуал возрождения сын. Такой ритуал проходил вавилонский Мардук внутри чрева Тиамат. Около 650 г. до н.э. самосский архитектор Ройк перестроил храм, сделав его более

монументальным и пышным. Он стал короче и шире, утратив древнюю вытянутость, у него появились три нефа (внутренних продольных частей), а восточный вход был оформлен богатым, также трехнефным портиком, очень глубоким, уставленным пятью парами колонн, - его площадь Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики составляла почти половину целлы. Статуя божества находилась предположительно между колоннами левого ряда. Таким образом, в построении храма была сделана попытка переосмыслить идею пути бога от смерти к новому рождению. Сам наос перестал быть линейным, у него появился центр в виде культовой статуи, которую теперь так или иначе можно было обходить вокруг, и это становилось целью для паломников, поскольку длина наоса сильно сокращалась. Путь же частично переносился в глубокий портик. Тем самым входной портик и собственно храм разделили между собой функцию старого наоса: в первом осуществлялся путь бога, во втором – переход.

Рис. 133 Храм Геры в Олимпии

В VI в. до Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики н.э. храм Геры, очевидно сгоревший при пожаре, был снова построен самосским тираном Поликратом. Теперь это был

роскошный диптер, типичный со времен архаики для Ионии храм с двойным рядом наружных колонн. Известно, что в нем сохранялось старое несоответствие торцов: на восточном стояло восемь колонн, на западном десять.

Еще одним древнейшим дорическим храмом считался храм Геры в Олимпии (рис. 133), построенный до 600 г. до н.э. Он стоял в северо-западном углу священного участка по имени Альтис («Роща»), против восточного холма Кроноса. Храм Геры – уже классический перистиль (длиной 49 м и шириной 17 м) – вытянутый в длину, ориентированный по сторонам света, с двумя Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики обособленными входами, с востока и запада, без западной апсиды, которая теперь отмирает. Восточный вход, уже «правильный», с четным числом колонн по фасаду и, соответственно, без древней центральной колонны, загораживавшей вход, вел в целлу, а западный – в очень неглубокий опистодом, но, тем не менее, появление второго входа (и второго фасада) глубоко симптоматично для Греции. Интерьер олимпийского храма выглядел необычно для рядового перистильного здания. Он был разбит перпендикулярно выходящими из боковых стен перемычками (к каждой из которых была приставлена колонна) на компартименты – по четыре больших с каждой стороны, а у торцевой стены они образовывали общее неглубокое пространство, в котором, очевидно, и стояла культовая Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики статуя богини. Перемычки гораздо более выразительно, чем выступы в самосском храме, делили пространство на ячейки – как бы внутренние капеллы, храмики, каждый из которых мог иметь индивидуальную предназначенность и, движение по которым, напоминало «ныряние» из одной пространственной зоны в другую. Тем самым путь к цели в храме Геры действительно напоминал плавание бога солнца в лоне праматеринского хаоса.

Космос в Олимпии символизировало священное дерево. В исторические времена им была олива, о которой, однако, не сохранилось столь достоверных сведений, как об акропольской; известно лишь, что её принес сюда Геракл из Гиперборейской страны. Может быть, до оливы здесь почитался белый тополь Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, потому что на главном алтаре разжигали огонь дровами из этого дерева, для чего существовал специальный священнослужитель. Во

всяком случае, о почитании дерева говорит уважительное отношение к древним колоннам храма (6 х 16). Первично все деревянные, они постепенно заменялись каменными, так что Павсаний во II в. еще застал одну уцелевшую колонну из дерева. Подобный феномен любопытен для истории развития античного ордера. Вытеснение дерева камнем шаг за шагом, век за веком преображало облик древних святынь и обусловливало сосуществование в них разных идей, разных материалов и форм; древнейшие здания греков типа храма Геры в Олимпии могли позволить себе быть «нехудожественными» и «архаичными». Материалы храма так Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики же были символичны: стены храма, сложенные из кирпича-сырца, стояли на каменном цоколе, колонны первоначально деревянные, постепенно вытеснялись каменными, перекрытие было из дерева, крыша выстлана глиняной черепицей и украшена большими (2,25 м в диаметре) акротериями из терракоты.

Древнее деление целлы на два нефа вытеснило новое – трехнефное. Вместе с тем принцип двоичности (расчленения хаоса на двух творцов) перешел на структурный уровень: целла стала делиться надвое поперечно.

Аналогичный феномен в законченном виде отмечен в храме Афины Полиады на Афинском Акрополе, именуемом Гекатомпедоном – Стофутовым. «Стофутовые» храмы типичны для греческой архаики – 100 футов было своего рода модульной мерой для «идеального» храма. Уже сильно сокращенный в Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики длину (6 х 12 колонн), он был разделен поперечной стенкой на две равноценные части, посвященные двум супругам-богам. Восточная уделялась Афине, западная – Посейдону. В первую входили через восточный портик; перед посетителем открывался короткий трехнефный зал (3 х 2 колонны). Возможно, здесь стояла культовая статуя сидящей Афины с горгонейоном на груди, которой прежде, до строительства Парфенона, дарили новый пеплос на празднике Великих Панафиней. Западный вход вел в глубокий опистодом, из которого открывались два других входа в двойной адитон. Почему там были две ритуальные комнаты? Для Эрехтея и Кекропса, древнейших царей Аттики, почитавшихся на Акрополе и в классическое время? Или для других ритуальных фигур Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики? Любопытно, что «мужская» часть выстроена, как

и в храме Аполлона в Коринфе, по типу пути, а «женская» - по типу минойской эпифании, о которой шла речь выше в связи с моделью святилища из Арханеса: подошел к храму, открыл дверь и остолбенел – при чуде явления богини.

В эпоху архаики важной составной Эллады стала Великая Греция – греческие города Южной Италии и Сицилии. Эта богатейшая, многонаселенная и полиэтническая область была, как справедливо отмечают ученые, своего рода «Америкой древности»: здесь оседали выходцы из самых разных областей Эллады. Наиболее ранние колонии были основаны еще в VIII в. до н.э., как, например, спартанский Тарент. В VII Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики-VI вв. до н.э. появились новые большие города: в Сицилии – Агригент и Сиракузы, в Южной Италии – Регий, Метапонт, Кротон, Сибарис, Посейдония, Локры Эпизефирские и др. Жизнь переселенцев текла по несколько иным законам: она зависела от обширных полей и тучных пастбищ; здесь процветали разного рода земледельческие культы и мистерии, и, главное, идеал балканских греков, чувство меры («ничего слишком»), жителям Италии стал явно чужд. Агригентский философ V в. до н.э. Эмпедокл обвинял их в отсутствии практицизма: «Они строят так, как будто собираются жить вечно, и предаются наслаждениям так, как будто собираются умереть завтра».

На архитектуру западных греков повлияли опыты Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики в разработке теории пропорций и целых чисел великого ионийца с Самоса Пифагора, осевшего сначала в калабрийском Кротоне, где он основал свою школу, затем переселившегося в Метапонт. Пифагор стал основателем пифагорейской школы – религиозного направления мистического толка, которое оказало глубокое воздействие на духовную жизнь Италии.

Население этого края было по преимуществу дорийским, и закономерно предпочтение здесь дорийского ордера. Однако чисто дорийской линии здесь не найти; к концу архаики все очевиднее проступало стремление к объединению двух ордеров – на местной основе, с учетом отдельных традиций Востока.

В Селинунте (южный берег Сицилии) хорошо сохранились храмы с дорическим ордером: четыре из них стояли на селинунтском Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики акрополе, а три располагались на соседней возвышенности. Один из

акропольских храмов – храм С, ок. 540 г. до н.э.. Он имел по-архаически вытянутый план (целла без колонн), который обрамляла еще более узкая и длинная колоннада (6 х 145 м). Вход с востока усиленно акцентировал двойной ряд колонн и лестница из восьми ступеней (на боковых сторонах - по четыре; это традиционное для Южной Италии решение). Колонны разного диаметра, но внутри пропорции уже приведены к гармонии: адитон и пронаос почти равны по величине. Облик храма отличался особой экспрессией: колонны имели более стройные пропорции, чем в прежних храмах, с более развитыми капителями, несомая ими часть исключительно декоративна Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики и нарядна. На фасаде – десять метоп в высоком рельефе изображали космогонические мифы: Персея и Медузу, Аполлона на квадриге, Геракла и кекропов. Все метопы снизу и сверху имели плоские каменные выступы, как бы удерживающие изображение в своих границах. Декор хорошо сочетался с архитектурной конструкцией, но внутренне не был с ней связан – он выглядел как наложенная сверху аппликация. Длинные стороны храма были украшены терракотовым поясом, фронтон же был скульптурным – он заключал в себе изображение Горгоны.

Рис. 134 Метопы храма С в Селинунте

Группа зданий архаического времени сохранилась и в Посейдонии, колонии Сибариды, которую римляне называли Пестум. В Великой Греции ветшавшие храмы не сносились, как на Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики Балканах, а новые строились рядом. Так они стоят и теперь в устье Селы – в дикой, почти не тронутой цивилизацией местности, среди болотистых равнин и лугов; выжженная земля создает мягкий тон для серовато-желтого известняка, а редкая зелень деревьев и цветущих кустов на фоне бездонного неба говорит о преходящем и вечном.

Рис. 135 Храм Геры I в Посейдонии (Пестум)

Среди зданий Посейдонии наиболее замечателен храм Геры I, ранее именовавшийся «Базиликой», ок. 540 г. до н.э.. Утрачена только кровля и декор антаблемента. Мощный ряд плотных колонн, стоящих на трехступенчатом стилобате, создает удивительный ритм, звучащий как суровая музыка, как торжественный ритм Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики дорийского лада. Каннелированные стволы сложены каждый из пяти-семи блоков камня. Они венчаются крупными абаками, лежащими на очень плоских эхинах. Курватуры используются и здесь, но кроме обычных приемов, особенно в средней части колонны заметно утолщение

ствола колонн от капители к основанию, такой эффект называется «энтазис». Здесь он выражен сильнее, чем во всех античных храмах (с этими храмами могут соперничать лишь некоторые колонны храма Геры в Олимпии). Утолщение повторяется в Пестуме и в очертаниях приземистой капители; кажется, будто слышишь, как мощные камни стонут под грузом своей непосильной ноши. Эта крепкая связь с землей неожиданно усиливается благодаря грубой пористой фактуре травертина из тамошних каменоломен Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, который первоначально был покрыт штукатуркой, выдержанной в ярких тонах. Энтазис храма Геры в Пестуме свидетельствует, что в период архаики архитекторы не только применяли приемы оптической коррекции, но и намеренно использовали художественные средства, чтобы передать впечатление упругого напряжения колонн.

Казалось бы, храм построен традиционно для дорийского типа: это большое прямоугольное здание ( 9 х 8 колонн) со входом с восточной стороны (западный торец глухой), с далеко отстоящими от стен, как то было принято в Южной Италии, колоннами. Интерьер делился на три обычные части: пронаос – наос – опистодом, из которых наос был разделен восемью колоннами на два нефа. Для храма поздней архаики, да Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики еще такого монументального, это очень редкая черта, причем крайние колонны, как в олимпийском Герайоне, примыкают к торцовым стенам целлы. Следовательно, нечетное число колонн (девять) в зажатом «антами» портике приводило к тому, что центрального входа в храм быть не могло: по оси стояла колонна, как то было в храмах VIII в. до н.э., - Геры на Самосе и Аполлона в Фермосе (храм С).

По замечаниям исследователей, пропорции здания (24,5 х 54,34 м) целиком укладываются в понятие симметрии, разработанной ранними архитекторами и основанной на соотношении целых чисел. Так, вся целла имеет соотношение сторон 2:7, без пронаоса и опистодома 2:5, общий же план здания имеет соотношение 4:9, которое повторится Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики в V в. до н.э. в Парфеноне. Длина стилобата – 100 ионийских локтей – отражает магию числа «100» (вспомним греческие «стофутовые» храмы – гекатомпедоны). В этих пропорциях здания усматривают влияние религиозного мыслителя Пифагора.

Рядом, перпендикулярно к описанному храму, уже в эпоху классики

(460-440 гг. до н.э.) был выстроен храм Геры II, у которого даже сохранился фронтон.

Южноиталийское зодчество, расцветшее в это время пышным цветом, приобрело несколько отличный от метрополии облик: здесь храмы часто окружались узкими вытянутыми колоннадами, скрывая собой гораздо более короткие и компактные целлы: т.е. колоннада сохраняла абрис архаического типа, а целла следовала уже новому варианту конструкции. Кроме того, колоннада Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики часто сильно отодвигалась от стен храма, образуя широкие портики, больше похожие на галереи и веранды для прогулок; они придавали италийским храмам несколько расширенный вид.

Необычное декоративное решение было разработано для самого крупного и в некоторой степени самого необычного из всех дорических храмов Италии – Олимпейона в Акраганте (лат. Агригентум, сейчас – Агригенто, рис. 133-134) на Сицилии. Строительство его было начато, вероятно, около 500 г. до н.э., и остановлено в 406 г., после разграбления Акраганта карфагенянами, положившими конец эпохе наивысшего расцвета города. Чтобы произвести на посетителя максимальное впечатление, этот мощный памятник с площадью 52 х 108 м был установлен на пятиступенчатый цоколь высотой 4,5 м. Внешние колонны были не Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики свободно стоящими, а полуколоннами, встроенными в массивную стену, чтобы просто выдержать вес перекрытий. Производя впечатление массивности, систему перекрытий все-таки сложили из относительно небольших каменных блоков. Самыми необычными и таинственными элементами всего здания являлись сохранившиеся остатки каменных фигур, давшие святилищу популярное имя: Храм гигантов. Благодаря им, а также из описаний позднего средневековья мы знаем, что в стену храма были вкомпонованы гигантские фигуры мужчин (некоторые из них имели высоту 7,5 м) – атланты с поднятыми над головой руками, словно поддерживающие архитрав, поскольку эта часть перекрытия была составной и нуждалась в дополнительных опорах. Скульптуры могли быть размещены на консольном поясе стены между Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики выступающими полуколоннами, вновь передавая впечатление усилия, напряжения архитектурных элементов. Создавалось впечатление, что они несут на себе вес всей конструкции, подобно Атланту, пригово

ренному Зевсом за помощь титанам держать на своих плечах весь мир.

Рис.136-137 Храм Зевса Олимпийского в Агригенте. Реконструкция и современный вид

Идея несения реализовалась как своего рода фигурный фриз. Если достоверна реконструкция стены с фигурами, помещенными в ее

верхнем ярусе, тогда получается, что наружные стены храма делились горизонтально на два яруса. Это очень необычно для греческих ордерных зданий вплоть до последних десятилетий V в до н.э. – идея «деления» сначала развивалась в наосе, отражаясь, в частности, в чрезвычайно популярных в ранней Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики классике двухъярусных колоннадах. Так что, может быть, атланты первично стояли внутри, в интерьере храма, мысль о чем неоднократно высказывалась.

Сквозной колоннады не было и в целле – вместо колонны выступали квадратные столбы, соединенные перегородками. Для лучшей связи опор и стен здесь, как и в храме Геры II в Посейдонии и как почти во всех храмах Греции этого времени, столбы оставляли на задней стене «отпечатки» в виде пилястр. Характерно стремление к отгороженности целлы барьерами, к выделенности центрального храмового ядра; так отгорожена статуя Зевса в храме в Олимпии, так отгорожен храм Афины Ники на Афинском Акрополе.

Храм Зевса – единственный Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики в греческой архитектуре псевдодиптер: у него нет колоннады как открытого портика – колонны лишь наполовину выступают из стен; причем в силу конструктивных особенностей они, состоящие из ряда секторных камней, не уходят в толщу стены, а словно приставлены к ней. У каждой из них (7х14 полуколонн) свой четырехступенный подиум и база сложной профилировки; каждая полуколонна выступает как индивидуальность. Внутреннее пространство храма было настолько обширным, что во время осады города карфагенянами, в 406 г. до н.э., все население скрывалось здесь от врагов (в здание размещалось 42 тыс. человек).

Несколько позже, в конце VI в. до н.э., был выстроен небольшой храм Афины в Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики Посейдонии, считавшийся ранее храмом Цереры (14,54 х 32,88 м). У него уже была более современная структура, с четным числом опор на торцах (6 х 13 колонн); пропорции наоса очень просты – 1:2. Внутренняя организация пространства, с четырьмя колоннами пронаоса, выдает уже чисто ионийские черты. У наоса нет ни опистодома, ни сокровищницы, зато устроен очень широкий вход, отмеченный двумя колоннами, при котором имеются два лестничных марша, ведущих в верхние части здания (один наверх, другой вниз) – восточная черта, появившаяся теперь в храмах

Агригента. В святилищах Сирии и Ливана есть гипетральные храмы, с проемом в крыше и лестницами, ведущими на неё или на устроенные там открытые террасы, предназначенные, как считают Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики, для огненных ритуалов; такие лестницы, более поздние по времени, были открыты в Баальбеке и Пальмире. Из этого следует, что открытая кровля понимается как площадка, а сам храм – как субструкция для нее. Путь снизу наверх – тоже восточная идея, реализованная в зданиях типа шумерских зиккуратов.

Рис. 138 Храм Афины в Посейдонии

У храма Афины сохранился фронтон, стоящий на высоком антаблементе, с дорийскими триглифами и метопами и с очень широким выносом карниза. Только здесь реально ощущается, сколь мощный груз давил на колоннаду и каким образом, путем чисто эстетического выражения тектоники масс и распределения их в пространстве, преодолевалась тяжесть «небосвода».

Попытки сочетать дорийский ордер с Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики ионийским предпринимались в Греции неоднократно. Данный случай – первый; самый же известный

опыт такого синтеза даст Иктин, один из создателей Парфенона, в загадочном храме Аполлона в Бассах.

В качестве последнего дорийского архаического примера можно рассмотреть храм Афины Афайи на острове Эгина. Он посвящался богине, эпиклеза которой считалась равноценной критской Диктинне – одной из ипостасей Владычицы. Небольшой, выстроенный из бледно-серого ракушечного известняка, храм сверху был покрыт штукатуркой: он стоял на особом каменном постаменте из четырех ступеней, обращенный, как большинство греческих святынь, на море (Саронический залив). Три части его композиции: пронаос, наос и опистодом, - были выдержаны в хороших пропорциях (5 х12 колонн). Благодаря чему, в Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики отличие от своих ранних предшественников, он выглядел более легким и гармонично воспринимался в среде. Высокие и тонкие колонны храма по пропорциям приближались к колоннам Парфенона (отношение диаметра к высоте: 5,32, в Парфеноне – 5,48). Причем пластика капителей согласовалась с их архитектоникой (что уже исчезнет в Парфеноне).

Рис. 139 Храм Афины Афайи на острове Эгина

Еще одним новшеством была трехнефная целла, с двухъярусной колоннадой: на колоннах первого яруса стояли небольшие колонны второго. Соответственно на верхнем ярусе располагались две небольшие галереи вдоль северной и южной стен для обхода. Гармоничный вид храм имел и снаружи, и внутри, «где культовая статуя была вплетена в арабеск колоннады». Возведение двухъярусных опор Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики в столь маленьком здании наводит на мысль, что это сделано по соображениям ритуала. Культовая статуя божества, поначалу небольшая, деревянная, периодически, из года в год передававшаяся от одного жреца к другому, в доме которого она хранилась (такие статуи делал аргосец Агелад), к этому времени постепенно приобрела большой размер. Монументальная культовая статуя теперь стояла в центральном нефе, обрамленном по сторонам двухъярусными колоннадами. Снизу наверх вели две лестницы, так что, прогуливаясь по небольшим верхним галереям, можно было рассматривать статую сверху. Прежде созерцание культовой статуи или совсем запрещалось (золотая статуя Аполлона в адитоне дельфийского храма), или позволялось с уровня пола, теперь же Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики открывался путь для восхождения человека; попадая в статус небожителя, он мог лицезреть священные объекты сверху вниз. Причем если в южноиталийских храмах типа Аполлониона или храма Афины в Посейдонии люди поднимались наверх, тоже по двум лестницам, и происходило общение символического неба с реальным (кровля храма – небосвод), то в эгинском храме все это лишь искусственно воспроизведено. Эгинский храм не гипетральный и без плоской крыши: он моделирует классический образ мироздания с тремя его частями. Поэтому достижение уровня малой колоннады означало достижение небес. Впрочем, идея была уже давно заявлена архаической темой «введения на Олимп» воскресшего бога – Геракла, Гиакинфа, Гефеста.

Итак, идея пути Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики солнечного бога к смерти (к западной апсиде) и последующего возвращения к жизни (к восточному выходу из храма), воплощенная в геометрических сакральных зданиях, в архаике переосмыслена. Доминирующий маршрут оставался таким же: восток-запад-восток – и осуществлялся сначала только в горизонтальной плоскости – на уровне земли. Но сам путь сократился, момент его кульминации перестал выделяться архитектурно (исчезновение апсиды

не только в целле, но и в петроме). Основной семантический узел перемещается внутрь и оформляется скульптурно - появляется культовая статуя, вокруг которой организуется пространство и оформляется идея «вечного возвращения».

Соответственно сокращению длины здания («земного» пути) развивается высота сооружения, и храмовое пространство осваивается в вертикальном срезе – снизу Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики вверх. В архаике заметно лишь начало такого подхода к осмыслению здания, вдохновленного, с одной стороны, восточными постройками, с другой – собственными представлениями об идее храма, подготовленными длительной эволюцией, начало которой очевидно уже в тенденции развития «архитектурных» геометрических погребальных ваз в высоту. Вероятно, этой «вертикальной» тенденцией обусловлено и развитие фризовых и фронтонных скульптур – они стремятся пояснить тот процесс, который происходит в верхнем, божественном уровне мироздания.

В ионийских храмах с их глубокими колонными портиками сам наос воспроизводил бывшую апсиду, место «перехода», а пронаос с колоннами – путь к ней. В них пространство жизни (пронаос) отрезается от места смерти-возрождения (целлы). Вот почему Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики ионийские пронаосы имели колонны, оформленные декором снизу, - их можно и нужно было рассматривать на земном уровне, тогда как имелись и декоративные фризы наверху – то был небесный уровень. Но в материковых, и отчасти южноиталийских, храмах намечается переход к поперечному делению целлы стеной – к смычке двух рядом стоящих храмов-близнецов с общей стеной при разных входах. В таких храмах ярко представлена идея божественной четы, Владычицы и Владыки, причем его целла, более длинная и традиционная, воплощает идею пути (изначальная идея геометрического храма), а ее, короткая и обрезанная, - неожиданной эпифании, столкновения с чудом. И хотя традиционная часть с восточным входом переходит к женщине, а новая Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики с западным – к мужчине, это говорит о вытеснении матерью сына из прежней сакральной структуры и об уравнении их в правах: теперь и богиня-женщина, ставшая смертной, должна проходить в храме свой цикл возрождения. В тесном союзе с такими тенденциями идет стирание резких

различий между двумя ордерами.


documentavnipzt.html
documentavnixkb.html
documentavnjeuj.html
documentavnjmer.html
documentavnjtoz.html
Документ Градостроительство и архитектура Древней Греции периода архаики